Назад

Интервью Постоянного представителя Российской Федерации при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве Г.М.Гатилова для газеты "Ле Там"

Геннадий Гатилов, Постоянный представитель России при ООН в Женеве: «Обвинения в шпионаже нелепы»

03.10.2018

"Ле Там": Какова Ваша реакция на доклад швейцарского правительства, в котором говорится, что четверть российских дипломатов, преимущественно работающих в Женеве, занимаются шпионской деятельностью на территории Швейцарии?

Геннадий Гатилов: Статьи в газетах вызвали у меня удивление. Они не предоставляют никаких фактов, не приводят никаких аргументов. Единственная информация, которую можно почерпнуть из газет — это то, что российская миссия занимает большой участок земли прямо напротив ООН и насчитывает 250 человек. На основании этого СМИ пришли к заключению, что такое расположение дает российским дипломатам возможность заниматься незаконной деятельностью. Это нелепо. Кстати, посмотрите на миссию США. Она так же велика, и тоже расположена напротив ООН. Это факт, многие российские дипломаты и делегации приезжают в Женеву, потому что мы придаем большое значение тому, что там происходит, особенно в ООН. У ООН есть представительства не только в Нью-Йорке, но и в других городах. И женевская штаб-квартира является одной из самых важных. Мы укрепляем наше сотрудничество со Швейцарией через структуры ООН, которые базируются в Женеве, включая ВОЗ, МОТ, МСЭ, ВМО, ЮНКТАД и другие. Я также хотел бы отметить вклад швейцарцев  в работу Европейской экономической комиссии, которая остается важной многосторонней платформой для диалога, нормотворчества и технического сотрудничества. Кроме того, Россия и Швейцария являются сопредседателями подразделения внутри Женевской группы, занимающегося строительством и реставрацией зданий ООН, в частности реконструкцией Дворца Наций входящего в план стратегического наследия. Именно в таком русле нужно оценивать плодотворную встречу Сергея Лаврова и вашего министра иностранных дел Иньяцио Кассиса (Ignazio Cassis) в Нью-Йорке.

- А два российских гражданина, подозреваемых в причастности к попытке убийства двойного агента Скрипаля в Солсбери? Они прибыли в Великобританию через Женеву. Вы с ними встречались?

— Каждый год в Женеву приезжают тысячи россиян. «Аэрофлот» дважды в день летает из Москвы в Женеву и обратно.  С этими людьми я не встречался.Так же как и многие другие, услышал о них в СМИ. Они не являются ни дипломатами, ни официальными сотрудниками. Они никогда в российской миссии не появлялись.

- По поводу Сирии. Многие гуманитарные организации опасаются худшего сценария развития событий в случае военной операции в Идлибе. Готова ли Россия в случае необходимости защитить гражданское население?

— Одно можно сказать наверняка: террористы все еще находятся в Идлибе. 17 сентября Россия на высшем уровне достигла соглашения с Турцией по этой провинции. Это соглашение предусматривает создание буферной зоны в радиусе 15-20 километров, откуда необходимо будет вывести тяжелое вооружение и технику. На втором этапе Турция должна отделить террористов от так называемой умеренной оппозиции. Конечной целью является ликвидация террористов, что подтверждено резолюциями Совета Безопасности ООН. Одновременно будет оказана гуманитарная помощь примерно 2 —3 миллионам гражданских лиц. Важно то, что сирийское правительство поддерживает это соглашение. Мы надеемся, что его реализация спасет миллионы жизней.

- Что Вы думаете об отказе стран Запада сейчас финансировать восстановление страны?

Возьмем, например, Верховного комиссара ООН по делам беженцев — он очень неохотно действует. Почему? Как вы знаете, его основными донорами являются страны Запада. А они считают, что ситуация на местах небезопасна, и начинать нужно с политического процесса.

- Что Вы думаете о Женевском мирном процессе? Складывается впечатление, что он не приведет ни к каким результатам.

— Женевский процесс был фактически заблокирован. Вот почему мы запустили Астанинский процесс с участием Ирана и Турции. Мы провели конгресс национального диалога Сирии в Сочи. Все это направлено на возобновление Женевского процесса.

- Что Вы думаете о международном, беспристрастном и независимом механизме, способствующему расследованию наиболее серьезных нарушений международного права, совершенных в Сирии?

— Мы его не поддерживаем. Создание такого механизма входит в компетенцию СБ ООН, а не Генеральной Ассамблеи. Этот механизм сильно политизирован и является инструментом давления на сирийское правительство.

- Тем не менее, он занимается расследованием всех преступлений, в том числе совершенных оппозицией.

— Теоретически, да. Фактически же, он будет в основном заниматься расследованием преступлений сирийского правительства и уделять очень мало внимания террористам. Он не сбалансирован.

- Несколько дней назад Совет ООН по правам человека одобрил резолюцию, осуждающую Венесуэлу. Вы ее поддерживаете?

— Нет. Это еще один пример политизации Совета по правам человека. Мы никогда не поддерживаем «резолюции по странам».

- Как Китай?

— Не только как Китай, но как и многие другие страны. Мы считаем, что СПЧ должен быть органом, предоставляющим техническую помощь странам в целях улучшения ситуации с правами человека. Он не должен быть инструментом давления. Вопросы, связанные с применением силы и санкций, должны решаться Советом Безопасности, в частности, что касается Венесуэлы, Сирии и КНДР.