Назад

Интервью Постоянного представителя России при ООН в Женеве Г.М.Гатилова “РИА Новости”

Во время саммита в Стамбуле лидеры России, Турции, Франции и ФРГ призвали к активизации работы по созданию конституционной комиссии Сирии: она должна быть сформирована до конца года. О том, как реализуется задача запуска ее работы, какие задачи стоят перед следующей встречей в астанинском формате, итогах работы Стеффана де Мистуры на посту спецпосланника генерального секретаря ООН по Сирии, а также о ходе восстановления Сирии в интервью РИА Новости рассказал Постпред РФ при женевском отделении ООН Геннадий Гатилов.
Согласно сообщениям СМИ, работа сирийской Конституционной комиссии должна начаться в конце этого года либо в самом начале 2019-го. Насколько реалистично, по вашему мнению, провести первое заседание комиссии до конца этого года?
— Вопрос о запуске работы Конституционной комиссии был одним из основных на только что прошедшей встрече лидеров России, Турции, Германии и Франции. Мы исходим из того, что задача запуска работы Конституционной комиссии является весьма важной с точки зрения продвижения политического урегулирования в Сирии. На протяжении всего времени мы призывали к созданию такой комиссии. Собственно, Россия и была инициатором этой задачи. Мы всегда считали, что запустить Конституционную комиссию нужно как можно скорее, но для этого, разумеется, необходимо проделать очень важную работу по формированию ее состава. Как известно, на сегодняшний день эта работа до конца не завершена.
Предполагается, что Конституционная комиссия будет состоять из трех частей: часть от правительства Сирии, часть делегатов от оппозиции и третья часть — так называемые представители гражданского общества. Пока что персональный состав этой третьей части Конституционной комиссии не согласован в силу объективных обстоятельств. Эта работа продолжается. Россия, со своей стороны, проводит ее и в контактах с сирийской стороной, с сирийским правительством и со всеми другими, кто к этому причастен, с тем чтобы как можно быстрее завершить формирование и скорый созыв этого органа.
Если вы обратили внимание, в совместном заявлении президентов Российской Федерации, Турции, Франции и канцлера Федеративной Республики Германия содержится призыв к формированию и скорому созыву этой комиссии до конца года с учетом обстоятельств. Это важный момент, поскольку нужно будет учитывать, как пойдет дело с окончательным утверждением состава комиссии. Если это удастся сделать до конца года, то это будет серьезным шагом в процессе продвижения вперед в сирийском урегулировании. Мы считаем, что работа Конституционного комитета в Женеве должна обеспечить проведение конституционной реформы и подготовить почву для дальнейших свободных и справедливых выборов под надзором ООН. В таком ракурсе мы рассматриваем задачу предстоящего периода.
То есть, как я понимаю из ваших слов, предпосылки, что первая встреча комиссии пройдет в этом году, есть?
— Если удастся быстро досогласовать персональный состав части комиссии от гражданского общества, то такая перспектива, конечно, есть.
Разумеется, для этого потребуются и усилия со стороны спецпосланника генсекретаря ООН, который должен будет провести серьезную дополнительную работу со всеми сторонами. И, конечно, здесь необходимо будет учитывать позицию стран-гарантов и сирийского правительства. Для того чтобы комиссия действительно стала легитимным органом, потребуются серьезные дополнительные усилия. Только в этом случае, если это будет обеспечено, такая структура окажется дееспособной и эффективной и сможет подготовить базу для конституционной реформы. Поэтому хочу еще раз подчеркнуть, что потребуется серьезная, кропотливая работа со стороны всех участников этого процесса. Главное, чтобы эта работа была выполнена качественно, с тем чтобы в будущем не возникало никаких препятствий или недопонимания в отношении ее работы. Мы, как гаранты астанинского процесса, будем, разумеется, в ней активно участвовать.
21 сентября замминистра иностранных дел Сирии Файсал Микдад заявил, что Дамаск дал зеленый свет на посещение экспертов ОЗХО и ООН на два объекта на территории Сирии для проверки наличия там химоружия. Будет ли Россия сейчас выступать за новые расследования в рамках ООН по поводу обвинений в использовании химоружия в Сирии?
— На протяжении всего времени обсуждения вопроса о применении химоружия в Сирии и тех обвинений, которые возлагались на сирийское правительство, мы последовательно выступали за объективное расследование в рамках ООН и прежде всего в рамках ОЗХО этого вопроса. Считаем, что это необходимо сделать, поскольку никаких фактов или достоверной информации о том, что химоружие использовалось сирийским правительством, представлено не было. Мы призывали направить экспертов в Сирию для того, чтобы они провели объективное расследование тех случаев, за которые некоторые страны пытались возложить вину на сирийское правительство. К сожалению такого объективного расследования проведено не было. Считаем, что оно должно быть проведено с тем, чтобы была установлена истина в этом вопросе.
Как Россия видит решение проблемы, которая заключается в том, что некоторые члены Совбеза ООН связывают предоставление финансовой помощи для восстановления Сирии с обвинениями в адрес Дамаска в использовании химоружия?
— Вопрос об оказании гуманитарного содействия в восстановлении сирийской промышленности и инфраструктуры также был инициирован Российской Федерацией. Мы считаем, что необходимо активизировать усилия для того, чтобы помочь Сирии приступить к постконфликтной реконструкции. В этом мы пытаемся убедить всех наших партнеров, особенно западных. Но, к сожалению, наши западные партнеры придерживаются иной точки зрения и не готовы направлять какую-либо финансовую помощь на нужды восстановления сирийской экономики, сирийской инфраструктуры, здравоохранения, водоснабжения и всего того, что необходимо для налаживания нормальной жизни сирийского населения. Они считают, что сначала должен быть запущен "внушающий доверие" политический процесс, который приведет к смене правительства в Сирии. Более того, они категорически против и не готовы направлять гуманитарную помощь или финансовые ресурсы для налаживания нормальной жизни на освобожденных подконтрольных сирийскому правительству территориях. Несмотря на это, мы будем продолжать уделять большое внимание вопросам оказания гуманитарной помощи. Россия уже многое делает в этом направлении. Но мы считаем, что для кардинального улучшения ситуации и решения тех острых проблем, которые возникли в результате конфликта в Сирии, необходимы коллективные усилия, усилия всего международного сообщества. Только таким образом мы сможем достичь этой цели. Одну из основных ролей в этом плане должны играть гуманитарные организации системы ООН, которых мы всячески побуждаем занять более активную позицию. Этот вопрос также обсуждался на встрече в Стамбуле. В частности, подчеркнута необходимость обеспечить гуманитарным организациям быстрый и безопасный доступ на всей территории Сирии, и в этой связи прозвучал призыв к международному сообществу, особенно к ООН и гуманитарным агентствам, с целью оказания неотложной гуманитарной помощи всем нуждающимся, увеличить их содействие Сирии.
Министр иностранных дел России Сергей Лавров в недавнем заявлении подтвердил, что Москва продолжит оказывать гуманитарную помощь Йемену, добавив, что Россия поддерживает усилия ООН в нахождении политического урегулирования йеменского кризиса. С какими новыми инициативами готова выступить Москва для разрешения йеменского кризиса? После несостоявшихся консультаций по Йемену в сентябре в Женеве готова ли Москва выступать с инициативой проведения прямых переговоров между враждующими сторонами йеменского конфликта?
— У нас вызывает серьезную озабоченность положение в Йемене, где уже четвертый год не прекращается кровопролитный внутриполитический острый кризис. Мы убеждены, что международное сообщество и в первую очередь ООН, которому мы традиционно отводим центральную роль, должно продолжать побуждать участников этого конфликта сесть за стол переговоров. Как и в других случаях, мы считаем, что военного решения йеменского конфликта нет и быть не может. И в этом контексте мы внимательно следим за работой спецпосланника генсекретаря ООН по Йемену господина Гриффитса и поддерживаем его усилия по поиску переговорного решения с перспективой всеобъемлющего урегулирования.
Мы убеждены, что урегулирование в Йемене требует комплексного подхода. Для этого необходимо в первую очередь добиться прекращения боевых действий, следствием которых является крупнейшая гуманитарная катастрофа современности, и это признано всеми, включая ООН. В настоящие время крайне важно обеспечить устойчивое функционирование морского порта Ходейды, этой единственной точки, через которую возможна доставка помощи для страдающего йеменского населения.
Что касается возможных наших новых инициатив, то я бы отметил те усилия, которые Россия уже предпринимает по данной проблеме. Наша работа направлена на поддержание контактов со всеми политическими силами Йемена и налаживание под эгидой ООН устойчивого инклюзивного межйеменского диалога. Мы исходим из того, что будущее своей страны должны определять сами йеменцы, а международное сообщество оказывать им со своей стороны эффективное содействие.
Что касается гуманитарных усилий, то мы участвуем в акциях по облегчению участи йеменского народа, доставляем туда гуманитарную помощь. И данную практику будем продолжать и в будущем. Поэтому задача эта актуальная, и все международное сообщество должно в этом активно участвовать.
Еще раз хочу подчеркнуть, что главной задачей на сегодняшний день является прекращение боевых действий и скорейший переход к политическому процессу без каких-либо предварительных условий. Попытки налаживания межйеменского диалога уже были недавно предприняты в Женеве, однако, к сожалению, это пока не получилось в силу целого ряда обстоятельств. Но мы хотели бы очень надеяться, что эти усилия будут продолжены и спецпосланник Генсекретаря ООН по Йемену господин Гриффитс приложит дополнительные усилия с тем, чтобы все-таки запустить процесс межйеменского политического урегулирования.
Москва призывает к проведению саммита участников астанинского процесса на уровне глав государств для обсуждения сирийского вопроса. Когда будет проведен этот саммит? И с какой повесткой будет выступать РФ?
— Конкретные даты, насколько мне известно, пока не определены. Следует отметить, что астанинский процесс стал, по существу, генератором политического урегулирования в Сирии. Собственно, во многом благодаря именно астанинскому процессу удалось сдвинуть с мертвой точки политические усилия по налаживанию межсирийского диалога. Эти усилия будут продолжены, и мы надеемся, что в результате будет придан дополнительный важный импульс для продвижения политического урегулирования сирийского конфликта. Повестка дня очевидна: меры по ускоренному продвижению политического урегулирования, включая создание конституционной комиссии, окончательная ликвидация террористической угрозы, исходящей из Сирии, и налаживание в стране мирной жизни.
Известна ли дата встречи Стаффана де Мистуры со странами-гарантами?
— Представители трех стран-гарантов астанинского процесса поддерживают регулярные контакты со спецпосланником Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. В принципе, есть договоренность о проведении следующего раунда консультаций, однако конкретная дата пока не согласована. В ближайшее время спецпосланник должен возвратиться в Женеву, и я думаю, мы с ним встретимся и обсудим этот вопрос. Было бы также важно услышать его оценки саммита в Стамбуле и видение дальнейших шагов, в частности, по формированию конституционной комиссии. В конце ноября он уходит в отставку, но как нам известно, Стаффан де Мистура готов активно использовать остающееся время для того, чтобы поспособствовать решению ряда вопросов, в частности, касающихся создания конституционной комиссии. Насколько мы понимаем, спецпосланник хотел бы достичь конкретных результатов, и с этой целью мы будем продолжать с ним сотрудничество. В целом хотелось бы отметить, что на посту спецпосланника Стаффан де Мистура проводил достаточно сложную работу, что потребовало значительных усилий с его стороны.
Надеемся, что последний предстоящий месяц его пребывания в должности спецпосланника генсекретаря ООН по Сирии пойдет на пользу решения тех проблем, которые стоят на пути продвижения сирийского урегулирования.